Работа над Библейским переводом

Роман Даниэля Тейлора «Горе Книжникам и Фарисеям» выходит сегодня из Slant, превосходного литературного отпечатка Wipf & Stock под председательством Грега Вульфа. Это третий роман из всей серии и для того, чтобы насладиться им и вынести из него пользу, не обязательно читать первые две книги. Джон Моте — главный герой всех трех книг, в прошлом Баптист и беглец из академии (он бросил обучение до получения докторской степени по английскому языку). Он, как описывалось мной в других статьях, “неброская версия случайного сыщика-любителя 21-ого века”. Также в книгах фигурируют сестра Джона, Джуди, “взрослый человек с нарушением развития”, обладающая яркой и в одночасье приземленной христианской верой (во второй книге Джон работает в групповом доме для “Особых”, где Джуди проживает) и жена Джона, Зилла, с которой он раздельно проживал в первых двух книгах и воссоединился в начале третьей. Первые две книги находятся в городах-побратимах, третья — в “изолированном домике в северной Миннесоте на пороге зимы”

В «Горе Книжникам и Фарисеям» у Джона Мота появилась новая работа: он — «редактор в “Luxor House”, полностью принадлежащей дочерней компании-гиганту “Continental Media”, которая была лишь частичкой “World Wide Holdings International”» (что неудивительно, оказывается это лишь “небольшой кусочек чего-то за пределами верхушки пищевой цепи”). Когда его работодатели решают, что они хотят получить часть прибыльного, но уже переполненного рынка для переводов Библии, Джон назначается членом комитета без права голоса, который будет наблюдать за новым переводом. «Говорят, Мистер Мот, что вы выросли среди фундаменталистов. Это ваши люди. Нам же нужен свой человек, который сможет понимать их». Конечно, Джон не вырос среди «фундаменталистов», но его начальство не интересуют такие тонкие подробности.

Тейлор немного знаком с тонкостями перевода Библии, много лет он рука об руку проработал с библейскими учеными консультантом по Новому Живому Переводу. (Его повседневной работой в течение многих десятилетий, после получения докторской степени в университете Эмори, было преподавание английского языка в колледже Бетель, который потом стал университетом Бетель, в Св. Павле, штат Миннесота). Пока комитет в “Горе книжникам и фарисеям” во многом отличается от группы “НЖП”, проблемы, которые возникали при попытке точно перевести Библию, определенно (иначе зачем еще один вариант?) являются базовыми для любого такого проекта. Роман Тейлора дает нам резкий сатирический, но также смешной отчет о соревнованиях между экспертами с противоречивыми программами (не говоря уже о главной директиве издателя: что будет продаваться?). Но он также просит читателей (таких как я), которые верят, что Библия действительно является «Словом Божьим», тщательно обдумать, что это влечет за собой. Я надеюсь, что некоторые из моих друзей, которые преподают в евангельских колледжах и университетах, покажут эту книгу в своих классах. А что касается убийств, которые происходят по ходу романа?! Мотив для них сейчас актуален, поскольку он связан с ужасным лицемерием многих людей, которые размахивают своими Библиями и без труда цитируют Писание. (Мы не такие … или такие?) Так что, да… Перевод Библии — это Вам не перевод договора купли-продажи на немецкий.

Я предлагаю здесь часть интервью (проведенного через email), которое было у меня с Дэном в конце лета 2017 года. Оно было опубликовано 20 сентября того же года в «Образовании и культуре», недолговечном цифровом преемнике «Книги и культура». Увы, через несколько дней я узнал, что этот проект будет закрыт. Некоторое время материалы на сайте были доступны, но не более. К счастью, я сохранил копию. Интервью слишком длинное, чтобы давать его здесь полностью, но я хочу включить пару выдержек.

Здесь, во-первых, отрывок предисловия из нашей беседы:

Впервые я встретил Дэна в сентябре 1968 года в классе колледжа Вестмонт в Санта-Барбаре, штат Калифорния. Дэн только начинал свое обучение в Вестмонте; Я же только женился и жил вне кампуса, куда только переехал. Данный класс был первой четвертью третьей четверти Исследования Английской Литературы, что преподавалась очень молодым и чрезвычайно приятным профессором Едвардом Е. Ериксоном Младшим. В этот же класс был также принят Брюс Вибе — друг и сосед по общежитию Дэна. На фотографии из ежегодника (1970-ого, я полагаю) мы втроем сидим возле библиотеки колледжа; Я как раз читаю Хью Кеннера о Сэмюэле Беккете. С тех самых пор Дэн, Брюс и я друзья, а Эд Эриксон оказал влияние на всю нашу жизнь.

А вот и первые два вопроса и ответа:

Осенью 1970-ого года вы начали четырехлетнюю стажировку в Эмори для докторов наук. Вы специализировались на канонических модернистах и написали свою диссертацию об аномалии Уиндхема Льюиса. Что вы вынесли для себя из тех лет в аспирантуре?

Многое, конечно, включая любовь модернистов. Чтение Хью Кеннера «The Pound Era» во время перелета в Атланту с целью навестить вас, Венди и Анну в Талсе, было знаменательным событием. Я помню, как сидел в самолете в каком-то благоговейном страхе за то, что читал. Это только укрепило мою любовь к модернистским экспериментам и вызвало мое восхищение Кеннером.

С этим и связано мое увлечение литературой, ради интереса. Поступление в аспирантуру в 1970 году больше никого не удерживало вне Вьетнама. Тогда я и не предполагал, что когда-нибудь буду преподавать. От части я сделал это, чтобы почтить своего наставника, Эда Эриксона, упокой, Господь, его недавно ушедшею душу. Но в основном я поступил потому, что перспектива четырехлетнего чтения, мышления и письма была непреодолимой. И то, что это заняло еще сорок лет, было неожиданным благословением.

Этот опыт, что совсем было неожиданно, подарил мне, после нескольких десятилетий кипения, некоторых персонажей и тем для “Death Comes for the Deconstructionist”.

Вы получили работу в колледже Бетель (сейчас университет Бетель) в Св. Паула, где в итоге провели весь свой карьерный путь в роли преподавателя. Однако первое время вы с Джейн проработали воспитателями в доме для взрослых с нарушенным развитием. Как это произошло?

Причиной стало то, что я зарабатывал всего 10,000 $ в год, и появление первого ребенка в семье, говорило об увеличении расходов. Мы слышали об этой работе в качестве воспитателя и когда мы проходили собеседование, мы практически понятия не имели, во что ввязываемся. Моя жена, Джейн, человек ответственный, и в течении трех лет мы жиль с восьмью подопечными, дежурили 24 часа в сутки, кроме вечеров по средам и каждые вторые выходные.

Эти три года научили меня большему, чем годы в аспирантуре. И (много лет спустя) большая часть из того, чему они меня научили, вошла в первый роман, а затем его продолжение: “Не кровоточим ли мы?” Многие эпизоды во втором романе срисованы с жизней этих подопечных. (Как их следует называть — один из постоянных вопросов Джона Моте, рассказчика от первого лица).

И, пожалуй, самое главное, чему я научился, — это ценить их, даже любить, видеть в них полноценных людей, имеющих столько же прав, сколько и мы. Я искренне надеюсь, что роман способен это передать.

И это так. Я надеюсь, что вы прочтете “Горе Книжникам и Фарисеям”. И если она вас заинтересует так же, как и меня, вы обязательно вернетесь к первым двум романам. И, к счастью, скоро выйдет четвертый и завершающий роман!

Автор: Джон Уилсон — редактор журнала «Энглвуд».